Главная страница » ЗАПИСИ » общество » социум » О народе

О народе

Не первый год читаю общественно-политические форумы. Очень часто приходится наблюдать, как один вещает от лица народа, а у другого вся душа изболелась о народе. При этом создается такое впечатление, что каждый понимает под народом все, что ему заблагорассудится. Отчего дискуссия иногда напоминает разговор глухих.

цитата ПушкинТак что же за зверь такой мы, многострадальный многонациональный народ Российской Федерации?

Существующие мнения о народе

Википедия

Я в корне не согласен с Википедией. Конечно же, народ не идентичен простонародью. Знакомому нам со школьных лет персонажу некрасовской поэмы «Кому на Руси жить хорошо», который с французским лучшим трюфелем тарелки лизал и напитки иностранные из рюмок допивал, не налили как раз по той причине, что он не народ. Хотя определению из Вики он 100%-но соответствует: уж точно «непривилегированная масса», а не власть и не элита. Совершенно справедливо умные люди считают за моветон ссылки на свободную интернет-энциклопедию.

Лоялисты

Впрочем, негласной позиции лоялистов (сами себя они считают патриотами, внезапно) я тоже не придерживаюсь. А именно: народ это те, кто за Путина голосует. А остальные агенты госдепа и вообще непонятно кто, но без сомнения нехорошие люди. Такое мнение обычно почему-то странным образом соседствует вот с таким представлением о народе (из комментария на одном из «патриотических» форумов).

… работяги уже раз приватизировали понятие «народ» … куражащаяся пьяная морда …

Ну, вот не кажется мне, что непроизвольное слюнотечение бросание в воздух чепчиков при виде пищи тэга Крымнаш достаточный признак. А уж тем более, необходимый.

И мнение, что народ и население это одно и то же, я также не разделяю. Это Шувалов-то с его собачьими самолетами и циничным хихиканьем по адресу живущих в квартирах-студиях (а бывает и хуже, сильно хуже бывает) — народ?! Чубайс, обессмертивший себя высказыванием:

Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут

— народ?! Или Полонский, шагнувший в вечность с афоризмом:

У кого нет миллиарда, тот пусть идёт в жопу!

— народ?! Или покойный Гайдар (земля ему стекловатой):

Идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, а уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям, — дело естественное

и

Ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее

— народ?! Это они сами о себе так распространялись?!

Не согласен я

От приравнивания народа к населению, а населения к народу, за версту разит глубоко лживой, насквозь безнравственной, давным-давно опровергнутой теорией классового мира. «Я успешный человек, вписавшийся в рынок, ты лузер и тупое нищебродское быдло. Мы оба русские, какой восторг! В моем лице народ в Куршевелях пьет шампанское устами своих лучших представителей и … не скажу, чем своих лучших представителей, в твоем пашет в шумном и вонючем цехе, руки в саже, жопа в мыле. Но, не спрашивай, почему ты еле сводишь концы с концами, в то время как я с жиру бешусь. Спроси, что еще ты можешь сделать для Родины!» Ага, щаз.

Так кто же?

Мне представляется совсем простая штука: кто в поле с сохой выходит – тот и народ. Слишком строгое определение? Может быть, стоит отнести к народу и менеджеров торгового зала и прочих охранников? С другой стороны, даже трудовая интеллигенция, наверное, не народ. Практиковали же в свое время разночинцы «хождение в народ». Сами в себя они что ли ходили?!

Уж точно теперь не народ чиновники и прочие служивые (за исключением насильно завербованных). При капитализме, который у нас за окошком, силовые структуры служат буржуазному государству. Которое, как известно, этот народ и нагибает (каждый народ, как говорится, имеет то правительство, которое его имеет). Если предположить, что силовики народ, то получится, я извиняюсь, какой-то онанизм – народ сам себя и имеет. Медведев был совершенно прав, переименовав, в соответствии с новыми реалиями, милицию (вооруженный народ) в полицию (силовая структура государства).

Как все уже догадались, я пишу этот материал, слюнявя химический карандаш и положив припасенный для самокрутки клочок бумаги на станину своего станка. За Путина (если чё) я тоже голосовал (еще и жену заставил), когда он по первой ходке шел. Потом, правда, было мучительно стыдно.

Холманских — «простой русский мужик»

P.S. Припоминаю восторг и умиление, царившие несколько лет назад на лоялистских ресурсах в связи с назначением Холманских на должность представителя Президента. Ну, как же: простой мужик, человек из народа — начальник цеха — на таком высоком посту. Демократия на марше. Да и сам Холманских любил высказаться от лица рабочих в стиле: мы с мужиками… мы работаем. Ага, работает он. Прям, пашет как трактор.

Не знаю, для кого этот кадр выходец из народа. Может, для кого-нибудь из совета директоров? Лично я, работая у станка вот уже 4-ый десяток лет, могу, исходя из своего жизненного опыта, сказать: мастера мне встречались всякие — и хорошие люди, и плохие. Но, если вести речь об уровне начальника цеха и выше, то здесь личные качества не играют никакой роли.

Профессия накладывает отпечаток, вызывая деформацию личности. Увидеть в рабочем такого же человека, как он сам, начальник не в состоянии. Для них все равно: что ведомость основных фондов, что штатное расписание. В одной бумажке бездушные железяки, в другой — столь же бездушные винтики, приводящие их в движение.

Даже не знаю, как помочь вернуть человеческий облик этим моим соотечественникам. Трудотерапия на лесоповале — хорошее средство. Но, если нравственная болезнь зашла далеко, то и оно может оказаться бессильным. Сто лет назад народ обратился к хирургии — девять грамм в затылок, не дожидаясь перитонита.

To the Happy Few

Поблагодарить автора:

  • кнопка аффтар! пеши исчо!
  • кнопка аффтар! выпей йаду!
Поделиться. Если что, разрешите скрипты - кнопки и появятся.

One comment

  1. Кифа Мокиевич says:

    Дело было вечером,
    Делать было нечего.

    Петя пел, Борис молчал,
    А Сергей ногой качал,
    Мила в зеркальце глядела,
    Таня просто так сидела,
    Николай ловил осу,
    Юра ковырял в носу.
    И сказал ребятам Петя:
    «Мы пока что с вами дети,
    но когда пройдут года –
    кем же станем мы тогда?»

    И сказал ребятам Вася:
    «Я уже в четвертом классе
    И, конечно, буду скоро
    Крупным кинорежиссером.
    Буду ездить за границу:
    В Канны, в Рим, в Париж и в Ниццу.
    Фестивали посещать,
    Мэров-пэров навещать.
    Со всего большого мира
    Соберу я сувениры.
    Буду я везде и всюду,
    А в Москве – проездом буду.
    Плавать мне во всех морях,
    Заседать во всех журях».

    И сказал ребятам Саша:
    «Буду я – как дядя Паша.
    Эту школу брошу вскоре,
    Перееду к синю-морю.
    Я хозяйничать люблю:
    Двухэтажный дом куплю,
    Обнесу его забором,
    Заведу собачек свору.
    Летом – каждую кровать
    Буду дачникам сдавать
    Вплоть до зимнего момента.
    А зимой – пускать студентов.
    Буду я, как говорится,
    Квартирантами кормиться.
    Буду жить да припевать,
    Да винишко попивать».

    В разговор вступил Сережа:
    «Я работу выбрал тоже,
    Я уже решил, ребята:
    Буду я «начальник блата».
    Папа с мамой говорят:
    «Нынче все решает блат».
    Буду утречком вставать,
    Все по блатам доставать,
    Всех устраивать по блату,
    Всех проталкивать куда-то,
    Заведу знакомых всюду.
    Взятки брать, конечно, буду.
    Буду брать, пока дают,
    А не брать – так засмеют.
    В жизни главное, ребята:
    Жить не только на зарплату».

    И сказал ребятам Коля:
    «Буду я, как дядя Толя,
    И, соседям на беду,
    В алкоголики пойду.
    Это нынче очень модно
    И почти что всенародно.
    Алкоголикам давно
    Все у нас разрешено:
    Можно драться и ругаться,
    И на улицах валяться,
    На милицию плевать,
    Людям жизни не давать.
    И общественность у нас
    Помогает в трудный час:
    Алкоголиков под ручки
    И на эти… на поручки».

    И сказала тут Людмила:
    «Я уже давно решила
    Стать писательской женой,
    И не спорьте вы со мной.
    Мне с пеленок стало ясно:
    Это выгодно ужасно.
    За писателя пойду,
    Домработниц заведу,
    Буду модно одеваться,
    Перед всеми задаваться,
    Из себя воображать,
    На машине разъезжать,
    И по творческим домам
    Буду ездить я сама.
    Отдыхать зимой и летом
    Буду с самым высшим светом.

    И сказал ребятам Юра:
    «Я пойду в номенклатуру:
    Буду всюду я ходить,
    Буду всем руководить.
    Главная моя забота –
    Научить других работать.
    Всем давно пора понять:
    Надо перевыполнять
    Ночью, днем, в жару и в холод,
    Города, деревни, села.
    Догонять, перегонять,
    Честь мундира не ронять,
    Чтобы до седьмого пота,
    Чтоб работать и работать,
    И давать, давать, давать,
    Чтобы отрапортовать».

    А в углу сидел Ванюша.
    Он молчал и только слушал,
    А потом сказал:
    «Друзья,
    Вот о чем подумал я:
    Всем бездельничать охота,
    Но работать должен кто-то?
    Должен кто-то в семь вставать,
    Всех кормить и одевать,
    Шить рубашки и штанишки,
    Суп варить, печатать книжки,
    В детский садик нас возить,
    Строить, рыть, пахать, косить?
    Кто-то должен – это ясно,
    Значит, только подрасту –
    Стану я рабочим классом
    Иль в колхозники пойду».

    Все к Ивану подбежали,
    Обнимали, руки жали
    И сказали наконец:
    «Ты, Ванюша, молодец!
    Ты умнее нас без спора.
    Ты давай – ворочай горы,
    Создавай, твори и строй,
    Добывай и землю рой.
    Ну, а мы, как говорится,
    Будем все тобой гордиться».

    Дело было вечером,
    Делать было нечего…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.